Армен Джигарханян больше не ночует в театре. У него, потерявшего жену, недвижимость, сбережения, наконец появилась новая квартира. Обозреватель «Московского комсомольца» первым переступила порог этого дома.

Новая жизнь старого артиста

Теперь он живет в Кунцеве, в том же районе, где совсем недавно счастливо проживал с Виталиной Цымбалюк-Романовской. Но даже несмотря на то, что с этим местом у него связаны теперь самые черные воспоминания его жизни, не захотел менять район.

Квартира просторная, метров 150, наверное, со свежим ремонтом. Три комнаты, прихожая с гардеробом, холл, много подсобок… Гостиная совмещена с кухней, а от нее влево и вправо разбегаются коридорчики по двум комнатам.

В той, где много цветов в горшках, спальня артиста, в другой как раз живет блондинка — Людмила, медсестра, которая следит за его здоровьем: вовремя таблетки дать, давление измерить, сахар, если надо, капельницу поставить. Она же готовит, вот сейчас накрыла стол: чай, бутерброды. Фил тут же прыгнул на стул и облизывается. Людмила говорит, что он признает только Армена Борисовича.

В эту квартиру он въехал дней десять назад, обстановка досталась от предыдущих хозяев: мягкая мебель в светлой коже (а может, и кожзам), кухня, стол, спальня — всего немного, и дом, чувствуется, еще не обжит. Сам Армен Борисович теперь имеет бороду, как у писателя Хемингуэя.

Неудобно внутри

«Мне неудобно. Внутри (показывает на грудь) неудобно. Хотя я бесконечно благодарен своим друзьям, которые не оставили меня, нашли эту квартиру, но… неудобно мне. Потому что кто она? В жизнь мою пришла — сейчас я говорю, как думаю — элементарная воровка. Просто откровенно, без стеснения. У них там, на Украине, на Майдане, это, наверное, называется любовь. Вот ты спрашиваешь, удобно ли мне здесь. Конечно, удобно: тихо, парк близко, но как дальше…», — говорит Джигарханян.

Он все понимает, что с ним случилось за эти последние три месяца осени 2017 года. Все! Понимает, что стал героем трагедии под названием… тут вариантов много: «Любовь и денежные знаки», «Седина в бороду — бес в ребро», но самое верное тут скорее будет «Пошлость жизни». Что это такое? Совсем не то что «любовная лодка разбилась о быт». Пошлость в адской страсти — к недвижимости, деньгам, материальному.

Да, как большой артист, он привык постигать характер и поступки своих героев, ярко воплощать их на сцене и экране так, что не забудешь. Но теперь никак не может осознать ужас произошедшего лично с ним. Когда, как и почему он, доживший до глубоких седин, до 82 лет, и вдруг — у разбитого корыта. «Старый дурак» — так говорит про себя, пытается шутить, а в глазах, что увеличены стеклами очков, растерянность и грусть, а может, и тоска. Беспросветная.

Видео с трусами совсем не даром

Армен Джигарханян, народный любимец, столкнувшись с пошлостью жизни, не предполагал, что еще столкнется с двумя реальностями, в которых ничего не понимает и не ориентируется. Это виртуальная реальность социальных сетей, что для него как темный лес.

И телевидение, на котором он, между прочим, много работал и славу которого приумножал. Зато теперь там очень прилежно трудится его бывшая супруга: она использует все возможности соцсетей и ТВ. Как ни странно, но блондинка оказалась не блондинкой: грамотно делаются вбросы в СМИ и сети — от детективных (народный артист СССР исчез, найден в больнице, уголовное дело, возбужденное в отношении его экс-супруги, засекречено) до физиологически неприятных (народный артист не моется, потому что ночует в театре).

А телевизионщики просто объявляют марафон и наперегонки бегут к финишу. Голову потеряли совсем: показывают домашнюю съемку, где артист в трусах и нетрезв. Жена передала (зачем снимала — тоже вопрос), но у телевизионщиков рука не дрогнула выставить народного артиста СССР на всеобщее позорище. Они даже не поняли, что стыдно не за него, нетрезвого, а за них. Они тоже живут без собственного достоинства?

Была у меня жена, теперь нет, и слава богу

Джигарханян все время возвращается к своей беде.

«Она была женщина моя, она лежала рядом со мной, я ж не могу каждую минуту проверять, не исчезло ли чего. Как же тогда жить, если не верить? Честно скажу, впервые не знаю что делать. Даже не жалко денег — что деньги? Ушли-пришли… Но так беспардонно! Обман, предательство! Ты скажи: нужны деньги, — я достану… Но не так. (Молчит, уставившись в пустоту.) Я выправлюсь, выправлюсь. Была у меня жена, теперь нет, и слава богу. У меня единственное желание, гнусное, скверное, — сурово ее наказать», — говорит артист.

По его словам, есть определение: преступление и наказание.

«Знаешь, много лет назад в Ереване у нас в армянской церкви был бухгалтер, он украл все деньги. Его уличили, пошли к католикосу, сказали: «Его надо судить». — «Не надо. Я сказал ему: будь ты проклят». Нет-нет, я не согласен, в данном, конкретном случае я даже буду просить, чтобы ее посадили. Ее надо бояться», — считает Джигарханян.

Он не может принять философские рассуждения о прощении.

«Я не успокоюсь. Честно говорю, если бы не друзья — Артур, Айро и мой кот… Они меня спасли», — признался Джигарханян, который даже не допускает мысли о переговорах с Виталиной.