Актриса юмористического шоу на ТНТ рассказала о своих грузинских и армянских корнях, о том, почему не стала модельером-конструктором, как пришла в юмор и за что любит проект «Однажды в России».

Привычный образ истерички из юмористической программы «Однажды в России», который прочно закрепился за участницей шоу Екатериной Моргуновой, полностью рушится, когда видишь эту хрупкую, приветливую и симпатичную девушку. А стоит начать с ней разговор, как создается впечатление, будто это и вовсе два разных человека — вот, что значит актерское мастерство. Екатерина прошла путь от дипломированной портнихи до философа, но нашла себя в юморе. И после этого получила приглашение поучаствовать в телевизионном проекте «Однажды в России» на ТНТ. Беседовал Алексей Стефанов.

Мне близки все страны на Кавказе

— Катя, сразу бы хотелось вас спросить о корнях. Сами вы из Пятигорска, но ваша девичья фамилия Утмелидзе — по папе Гураму Руслановичу вы грузинка.

— Да, мой папа — грузин, он родом из Боржоми. Там у меня и сейчас живет родная бабушка Валентина и папина младшая сестра — тетя Мака (Майя). Я туда нечасто ездила — в детстве всего пару раз, но зато меня в Грузии крестили. Из того времени я даже помню некоторые картинки — какой была обстановка в квартире, природа вокруг, а она в Грузии очень красивая, в курортной зоне Дом композиторов, где работала моя бабушка… Мне очень нравится эта страна — своей энергетикой, замечательными людьми.

— А еще я слышал, что у вас есть армянские корни? Наверняка, папа приехал в Пятигорск на учебу и там встретил маму.

— Да, это была учеба или даже практика, он еще в Тбилиси учился. А мама у меня коренная пятигорчанка и как раз армянка — Лариса Аркадьевна Арушанова. И если моя «грузинская бабушка» по национальности русская, то тут все армяне. Ее семья уже несколько поколений живет на Северном Кавказе.

Может, именно поэтому в детстве мы не ездили в Армению — Арушановы очень давно пустили корни в Пятигорске. Этот пробел я заполнила сама, когда мы с мужем вели тревел-шоу «Руссо туристо». Как-то снимали передачу в Ереване, и я влюбилась в этот город и эту страну. В Армении тоже очень красиво.

Но я выросла на Кавказе, поэтому мне близки все города и страны этого региона. Люди там, конечно, очень добрые, гостеприимные, душевные, все так эмоционально. Я привыкла к этому. Именно поэтому первое время в Москве мне было тяжело адаптироваться. Здесь люди совершенно другие, равнодушнее. А на Кавказе все про всех все знают, за всех переживают, обо всех спрашивают, интересуются, кто, как и где живет, кто кого родил и так далее.

— А в Грузии уже во взрослом возрасте удалось побывать?

— Да, мы там тоже снимали сюжет для тревел-шоу, проезжали мимо Боржоми и сделали остановку. Пока съемочная группа отдыхала, поехали к бабушке. Это была спонтанная встреча, но от этого не менее теплая. Грузия очень впечатлила, Тбилиси прекрасен, да и Батуми тоже. Хочется туда вернуться.

— Выходит, у вас есть грузинские, армянские и русские крови. А сами вы себя кем считаете?

— Даже не знаю… Наверное, больше грузинкой, я все-таки 27 лет проходила с грузинской фамилией (Утмелидзе — прим. Ред.). К тому же грузины удачно и в меру сочетают современность и традиции, это мне очень близко. Девушка с кандидатским минимумом

— Я проследил за вашими поисками себя — вы то модельером хотели стать, то управлять персоналом, то ушли в философию. Что это были за метания?

— (смеется) Модельером-конструктором я хотела стать, потому что мне очень нравилось шить — у меня мама это замечательно делает. Она занималась индивидуальным пошивом, преподавала в техникуме. И, конечно, с детства у нас сестрой были самые нарядные куклы, а у самих — очень красивые платья.

И хотя я окончила школу с серебряной медалью, пошла в швейный колледж. Моя мама знала, что там дают хорошую базу, замечательно учат. Но это редкий случай, когда девочка с медалью идет в швейный колледж (смеется). И поэтому в приемной комиссии очень удивились, даже позвали директора: «Смотрите, к нам медалистка пришла». Но параллельно с этим я поступила на заочное отделение в университет на менеджера по управлению персоналом.

— То есть, кем вы в итоге хотели стать?

— В мыслях, когда это все рисовалось у меня в голове, я хотела открыть свое ателье, заниматься любимым делом, но в то же время руководить.

— А пошли вообще в другою сторону — стали изучать философию.

— Просто у меня была возможность поступить на отделение аспирантуры. И был выбор — техническое направление или гуманитарное. Но я не математик и не физик, так что самым близким среди направлений оказалась социальная философия.

— Но вы оставили учебу, а если бы закончили, кем бы стали?

— Кандидатом философских наук. Правда, чтобы я делала, не знаю. Мне нравилось учиться в аспирантуре, но тогда уже начался новый этап в моей жизни — я играла в КВН. И уже не погружалась с головой в учебу, диссертацию не писала, понимала, что не завершу ее, а только потрачу очень много времени на начальные статьи. А зачем это делать? Так что у меня есть только кандидатский минимум.

Правда, справку об этом я так и не забрала. Меня все ругают за это — другие вот учатся, стараются, а ты даже не забрала документы. По идее, где-то в архивах аспирантуры лежит доказательство, что я сдала кандидатский минимум.

— То есть вы можете вернуться обратно и все-таки защитить диссертацию?

— Получается, могу, но не представляю себе этого. Пойти в КВН буквально заставили

— Расскажите, как вы попали в КВН.

— Это произошло благодаря очень любимой мною Ирине Леонидовне Кармен. Колледж, в котором я училась на модельера-конструктора, присоединили к Северо-Кавказскому государственному техническому университету. Это тот самый ВУЗ, в котором я параллельно училась заочно. Но заочников внеклассная творческая деятельность не касалась, а когда нас объединили, оказалось, что там есть очень много секций.

На тот момент это были цирковая, две хореографические студии, национальные и современные танцы, вокальная и театральная студии, КВН. И вот режиссер-постановщик этого ВУЗа Ирина Леонидовна Кармен каждый год проводила и проводит до сих пор эти кастинги среди первокурсников, на один из которых когда-то попала я.

— И вы тоже решили себя попробовать?

— Нет! Нас идти туда буквально заставили, из нашего колледжа никто не хотел. Все стеснялись, побаивались — там же вуз, студенты, они все крутые (смеется). И вот наша заведующая по воспитательной работе заставила меня и еще одну девочку из нашего колледжа пойти на кастинг… Пришли мы на этот кастинг, показали с этой девочкой сценку, Ирина Леонидовна заинтересовалась, спросила: «Кто придумал?». Я ответила, что сами. «Отлично. Будете в КВН играть», — сказала она.

Так я попала вначале в факультетскую команду, потом в сборную вуза, начала ездить на фестивали в Сочи, играла в городской лиге, а затем нас всех объединила Ольга Картункова — капитан команды «ГородЪ ПятигорскЪ». Решила собрать всех, кто ей нравился по лиге в Пятигорске, самых лучших, как бы нескромно это не звучало.

— Когда близкие впервые увидели вас на сцене, что сказали?

— Родители, наверное, просто удивлялись, что я вообще выступаю. Артистов в нашей семье не было. Мама участвовала в какой-то самодеятельности, когда училась, и на этом все закончилось. Поэтому мама с папой, да и вся моя большая родня радовалась за меня и удивлялась. Это же смелость надо иметь — выходить на сцену. Людям, которые сами этим не занимаются, кажется, что это сродни подвигу. Я почему-то особенно волновалась, когда мама ходила на мои игры. Это добавляло ответственности, а стресса перед играми мне и так хватало. Устраиваю истерики только на сцене

— Как вы попали в проект «Однажды в России»? Были ли сомнения или сразу согласились в нем участвовать?

— Это было четыре года назад. Вячеслав Дусмухаметов, продюсер Comedy Club Production и автор шоу, собрал кавээнщиков из разных команд и рассказал, что хочет сделать такое шоу, объяснил, почему всех нас собрал. И мне, конечно же, идея сразу понравилась — я захотела участвовать в этом проекте. В шоу приглашали людей, с которыми мы были на одной волне. И сразу было понятно, что нам будет комфортно и безумно интересно работать вместе.

— Долго колебались?

— Вообще не колебалась. Это же был телевизионный проект, а значит определенный рост, развитие. Одни плюсы, я считаю. До сих пор радуюсь, что согласилась.

— Обычно вы играете истеричных дамочек. Как возник этот образ, из которого вы не выходите уже несколько лет?

— Так повелось, у нас всех уже сложились определенные актерские образы. И для юмористической сцены всегда нужен конфликт. Так, Ольга — наглая, значит, нужен был кто-то, кто на нее «тявкает». И я очень хорошо с этим справлялась. И визуально выглядело комично — я же такая маленькая и худая, и вечно конфликтую с Олей. Поэтому этот образ за мной и закрепился. Но сейчас в шоу «Однажды в России» у меня стали появляться разные образы.

— Интересно, а дома вы такая же резкая или наоборот — белая и пушистая?

— Дома я вообще не кричу. Муж, кстати, смеется, когда я устраиваю истерики на сцене. Но в жизни у нас такого, слава богу, не случается. Даже если возникает какое-то недопонимание, минимальный конфликт, я не повышаю голос. Мне хватает этого на сцене. Если я еще в жизни будут так орать (смеется)… С ума сойти можно.