В конце нашего путешествия по Армении мы узнали об армянских национальных напитках, а также о том, как и когда Республика приняла христианство.

Армения славится своими горячительными напитками. Нам рассказали, что местные жители ежедневно употребляют немного коньяка. Они считают, что этот напиток прибавляет сил и энергии, восстанавливает давление. В Ереване находятся два главных коньячных производства — завод «Арарат» и винно-водочно-коньячный «НОЙ». Как и наш вятский, эти заводы проводят для всех желающих экскурсии.

Причем данные заводы расположены очень интересно: завод «Арарат» (как гора) находится на возвышенности (общественный транспорт не ходит), а «Ной», наоборот, находится прямо на равнине.

Если углубится в историю заводов, то, оказывается, «Арарат» и «Ной» когда-то были двумя частями одного завода: в советские времена «Арарат» был ликеро-водочно-коньячным заводом, но потом коньячное производство по решению правительства было выделено в отдельное предприятие. Вот тогда и построили второе здание на горе.

Однако, когда СССР распался, оригинальную территорию «Арарата» забросили. А французы были тут как тут: взяли да и выкупили задние на горе. Вскоре нашелся местный предприниматель, который выкупил заброшенную территорию старого завода и основал на её месте производство под брендом «НОЙ». Немного эта история напоминает братьев Дасслеров, которые когда-то основали небольшую обувную фабрику в баварском городе, вскоре между ними произошел разлад, и каждый из братьев основал свою компанию — Adidas и Puma.

Мы стойко поднялись до самого «Арарата», но на экскурсию не пошли, так как нужно было несколько часов ждать, пока соберется группа. Решили этот пункт оставить на осень (уже планируем вернуться в эту страну осенью этого года, — прим.).

В «Ной» мы тоже заглянули. Там нам рассказали, что для каждой страны коньяк производится по-особенному. Например, Россия просит добавлять чуть больше ванили, Франция предпочитает более терпкий вкус. То есть завод подстраивается под каждую страну, создает определенную рецептуру.

Там, кстати, производят не один коньяк, а еще водку и вина. Мы прикупили несколько бутылочек вина (гранатовый и кишмиш) и просто обалдели от их вкуса. Не передать словами, какая вкусовая гамма раскрывается во рту! И, кстати, после таких вин нет побочных эффектов — голова не болит.

Духовная столица Армении

После посещения коньячных заводов мы отправились в город Вагаршапат, где находятся большой храмовый комплекс Эчмиадзин, резиденция Верховного Патриарха Католикоса Всех Армян и центр Армянской апостольской церкви. В тот момент в городе вовсю шла подготовка к Новому году: устанавливали светящиеся арт-объекты, украшали деревья/здания и тому подобное.

Эчмиадзинский кафедральный собор считается одним из древнейших христианских соборов в мире. Он возведен в IV-V вв. Рядом с ним расположены храм святой Рипсимэ, построенный в 618 году, купольная базилика Святой Гаянэ, учрежденная в 630 году, а также трехарочный гавит и Церковь Святой Шокагат. Есть даже богословские учебные заведения. Мы зашли в храм Святой Гаянэ.

Как только я зашла туда, то первое, о чем я подумала, — то, что он [храм] выглядит довольно скромно. Ведь мы, православные, привыкли, что когда заходим в церковь, то видим золото: все блестит, переливается, очень много разных икон, а здесь скромное убранство, нет ничего лишнего. Сразу понимаешь, зачем ты сюда пришел.

Если честно, то с виду не скажешь, что это древний храм: большие темные каменные блоки выглядят так, будто вытесаны только вчера. Храм напоминает серийную архитектуру поздних эпох.

Мне понравились места для свеч: металлические подносы, наполненные песком и водой. То есть всегда найдется место для свечки. Опять же не как у нас: кое-как находишь свободное местечко, а потом приходят настоятельницы и убирают твою свечу. Там же все продумано — от духовности до пожаробезопасности.

Заметили, что все монахи и ученики приветствуют друг друга объятиями и поцелуями. Этот ритуал они проделывают три раза. Также там установлено много Хачкар, каменных стелл с изображениями крестов. Наш друг рассказал, что каждый армянин считает своим долгом побывать в этом святом городе по крайней мере однажды, даже если он родился и вырос в другой стране.

Обойти всю территорию Эчмиадзина мы не смогли: он настолько большой, что на это, наверное, надо потратить весь день.

Кстати, история появления Эчмиадзинского кафедрального собора связана с именами царя Трдат III и Григория Просветителя: царь содержал в заточении в подземной тюрьме Хор Вирап в течение около 15 лет святого Григория Просветителя. Потом Григорий исцелил царя, и тот принял христианство. Так и стала Армения первой в мире христианской страной.

По преданию, в 303 году место для строительства главного храма царю указал лично Григорий Просветитель, которому, в свою очередь, его указал Иисус. В результате храм получил название Эч-Миадзин (Сошествие Единородного). Узнав об этом, мы и решили приблизиться к данной истории поближе: отправились смотреть подземную тюрьму Григория Просветителя в Хор Вирапе.

Подземное заточение

Монастырь Хор Вирап считается еще одним главным символов Армении. Он расположен на месте древней столицы Армении Арташат, построенной около 180 года до нашей эры царём Арташесом I. Оттуда открывается еще один великолепный вид на гору Арарат.

Когда мы приехали туда, начал подниматься туман, но нам еще удалось сделать несколько кадров на фоне величественной горы.

Мы пошли в церковь Пресвятой Богородицы, откуда можно спуститься в подземную тюрьму, где 15 лет находился святой Григорий Просветитель. Почему его туда отправил царь?! Потому что Григорий являлся христианином, а Трдат не признавал новой религии. Однако вскоре он заболел неизвестной болезнью, но был исцелен Григорием. После чего в 301 году царь крестился и провозгласил христианство государственной религией в Армении.

Сейчас же каждый может спуститься в эту темницу и прочувствовать, каково жилось там Григорию Просветителю с пауками, жучками, змеями и без света.

Сама же я не рискнула спуститься: слишком там все узко, страшно, лестница с отвесом под 90 градусов, глубина — около 6 метров, ширина — 4,5 м. Это, скорее, для людей, которые не страдают клаустрофобией. Но моя подруга все же решилась спуститься, она и сделала фотокадры изнутри темницы. Внутри этого помещения можно увидеть отверстие, через которое и кидали пленному хлеб.

У меня до сих пор в голове не укладывается, как можно столько лет прожить в темном-темном помещении со змеями и пауками. Бррр… Мурашки по коже.

Сейчас там уже установили люстру: достаточно светло, чтобы разглядеть на стенах нацарапанные Григорием кресты. Также там есть икона и место для свечек. Кстати, когда начала рассматривать фотографии из храма, то заметила, какой там свет: он был как будто божественным, лучи рассеивались прямо над иконой.

Этот монастырь тоже без излишеств — иконы да свечи. В отличие от большинства армянских церквей, он ориентирован по оси север — юг. Облик церкви по-армянски строгий, с единственный круглым куполом. Монастырь окружают стены, которые были построены в 17 веке (с этого же времени ведёт отсчёт история монашеской братии, — прим. ред).

На территории монастыря мы встретили мужчину с очень длинными усами. Нам рассказали, что такие усы носят, те кто воевал с азербайджанцами. Длинные усы — это такая отличительная черта, гордость.

На этом наше путешествие по Армении закончилось.

Подытожим

Если честно, то я под большим впечатлением от этой Республики. Как-то мои знакомые сравнили Ереван с Нововятском, но сейчас я бы с ними поспорила: по Нововятску ты не пройдешь 16 тыс. шагов, посмотреть не на что, а в Ереване ты просто наслаждаешься архитектурой. Вот просто хочется гулять, рассматривая уголки города. Кстати, от таких прогулок я даже похудела на 5 кг.

Кроме того, армяне следят за чистотой города: не мусорят, ухаживают за зданиями, парками. Молодежь там очень воспитанная, всегда уступят место в общественном транспорте, всегда поддержат или помогут донести сумки. Они понимают, что это их малая родина, они держатся все вместе.

Если кто-то еще сомневается, ехать туда или нет, то, надеюсь, я развеяла все опасения. Вы почувствуете там заботу, уважение — то, чего в последнее время нет у нас. Может, посетив эту страну, мы станем чуточку добрее к ближнему.